sosova

...

17 февраля 1990 года. Я на Ковалевском пишу… как это назвать? Письмо? Нет, маловато для оного. Записку? Тоже не то. Кому? О чем? Никому и ни о чем.
Честное слово, абсолютно не помню, о чем сие повествование было. Но помню точно, что эмоциональное донельзя. Послание, доверху набитое истерикой.
Безжалостно сминаю листок во столько раз, во сколько возможно, и засовываю его в самую гущу живых цветов на могиле, уже покрытых пышной шапкой снега. Сознательно, в надежде, что эта эпистолярная истерия, размокнет и станет нечитабельной. Не спрашивайте, зачем писала, зачем оставляла, если не хотела, чтоб нашли. Не знаю. Честно.
И этот эмоциональный выплеск всё-таки уцелел. Нашла его Вита Фролова, журналистка из Одессы. Такого сумасшедшего по насыщению и объему диалога в письмах о СашБаше не было у меня ни до, ни после. Письма приходилось отправлять в большущих конвертах для документов, в стандартные они не помещались ни в какую. Переписывались мы больше года, и вот в мае наконец-то получилось встретиться.
Надо ли уточнять, где это случилось?
26 мая 1991г. Просыпаюсь с радостным предчувствием двух встреч. Сегодня я лечу на День рождения. В числе гостей на нем - Витка. Пора собираться!
Продираю глаза и вижу посреди комнаты огромную охапку розовых пионов. Вазу для такого букета отыскать не удалось, он поместился только в десятилитровое ведро.
Всё еще плохо соображая и не смея поверить, что эти цветы именно Тому, о ком я думаю, плетусь на кухню: «Мам, а что это за цветы?»
Насупив брови и не глядя на меня, маменька бурчит: «Отвезешь… этому своему… Башлачеву»
Витка потом говорила: «Как только увидела девушку с огромной охапкой пионов, сразу поняла, что это ты»
Почему? Да кто ж это сможет объяснить?

С Днем рождения, Саша!


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded